Телефоны: (3822) 65-29-54 (общий), 500-405 (приходской консультант с 10.00 до 17.00)

Икос 3

Имущи Богоприятную Дева утробу, востече ко Елисавети: младенец же оноя абие познав Сея целование, радовашеся, и играньми яко песньми вопияше к Богородице: Радуйся, отрасли неувядаемыя розго;

Радуйся, Плода безсмертнаго стяжание.

Радуйся, Делателя делающая Человеколюбца;

радуйся, Садителя жизни нашея рождшая.

Радуйся, ниво, растящая гобзование щедрот;

радуйся, трапезо, носящая обилие очищения.

Радуйся, яко рай пищный процветаеши;

радуйся, яко пристанище душам готовиши.

Радуйся, приятное молитвы кадило;

радуйся, всего мира очищение.

Радуйся, Божие к смертным благоволение;

радуйся, смертных к Богу дерзновение.

Радуйся, Невесто Неневестная.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Кто носил во чреве ребенка, тот знает, что ребенок, находясь во чреве, уже начинает откликаться, чувствовать и сопереживать происходящему в жизни матери. Если звучит громкая, тревожная или неприятная музыка, ребенок, еще не зная ничего, уже реагирует, переживая, барахтаясь и выражая свое недовольство. И, наоборот, если что-то хорошее, приятное происходит в окружающей действительности, то ребенок также дает матери знать, что он чувствует и понимает происходящее вокруг. Такой же опыт, а, может, даже большей глубины, мы видим в эпизоде Святого Евангелия, когда святой пророк Креститель и Предтеча Иоанн, находясь во чреве своей матери Елисаветы, почувствовал, что она пришла в дом самой Божией Матери, Преблагословенной Девы Марии, во чреве Которой уже тоже находился Младенец — Христос. И, как пишет автор Великого акафиста в третьем икосе, младенец Иоанн Креститель сразу («абие»)  отреагировал на встречу с Божией Матерью. Автор акафиста говорит, что это его «игранье», то есть простые младенческие движения, уподоблялись благодарственным и хвалебным песням, обращенные к Матери Божией.

Святой Иоанн Предтеча в будущем станет величайшим из всех пророков, выразителем надежд и чаяний всех ветхозаветных людей, ожидавших Спасителя. Строки акафиста говорят, что он,будучи пророком еще во чреве, как бы уже произносит пророческое слово и называет Христа тем словом, которым называли Его часто пророки ­– Благословенной Отраслью, то есть ростком, веточкой, которая, как ожидали, надеялись и чаяли все люди, произрастет из древа израильского народа. Божия Матерь сравнивается с той веткой, на которой вырастет эта благословенная и всеми давно чаемая отрасль.

Далее автор развивает этот образ различными описаниями и хвалениями, обращенными к Божией Матери, но делает это так искусно, что для того, чтобы мы могли почувствовать его хвалебную песнь Божией Матери, нужен молитвенный опыт. Мы все знаем, что когда смотрим на хорошую картину вблизи, то видим перед собой множество мазков художника, из которых каждый ничего сам по себе не значит. Но если мы отойдем подальше и посмотрим на картину целиком, как на единый образ, то поймем, что каждый из мазков, сочетаясь с другими, образует цельную, красочную картину. Также в этом икосе: каждое из обращений к Божией Матери, начинающееся словами «Радуйся», представляет из себя некий штрих, который сочетаясь с другими, развивает и раскрывает один образ.

Икос представляет из себя цельную картину, изображающую то величие подвига, который совершила для нас Божия Матерь. Сначала Она называется отраслью, то есть веточкой, из которой произрос Христос. Далее автор акафиста говорит, что на этой веточке вырос Плод нашей жизни, без Которого мы не можем жить. Но потом следующая строка нам рисует то, что Господь не просто пассивный плод, но Он сам автор этого Плода, Он сам — Господь, Он сам — садовод, Он сам – земледелец, который и вырастил этот Плод. И Божия Матерь с каждым новым обращением к Ней для нас приобретает значение Той, которая взращивает, отдает, дарит нам этот Плод — для нашего спасения. Начиная от сравнения Ее с этой отраслью, автор акафиста говорит нам о том, что этот Плод принес нам очищение душ и благоволение Бога к нам.

Будем же, дорогие братья и сестры, каждое воскресенье, приходя в храм на Великий акафист, переживать каждый образ, который нарисован в этом акафисте словами, как то, что приближает нас к Божией Матери, как то, что делает Ее для нас близкой, понятной, родной, благодаря чему наши молитвы к Ней станут более глубокими, более чистыми и принесут нам большую пользу. Аминь.