В библиотеке появилась замечательная книга «Колокольный звон-душа народа», автор Елена Геннадьевна Шатько. Эта книга особенно актуальна в наше время, когда не все люди представляют себе, насколько красив, духовен и даже полезен колокольный звон. Приводим из нее самые интересные цитаты:

Во все времена неотъемлемой частью церковного богослужения являлся колокольный звон. В разные моменты истории он звучал то громко и победно, то тихо и скорбно, а то и вовсе замолкал. Колокола неоднократно погибали, изымались захватчиками, плавились в огне пожаров…

Но возвращался мир – и вновь отливались колокола и пели во славу Господа. Мы можем и должны осмыслить значимость этого богослужебного инструмента в духовной жизни нашего народа, по достоинству оценить сохранившиеся раритеты, по возможности приложить все усилия к изучению звонарских традиций, тем самым выразив признательность и почитание богоугодным трудам наших предков.

Появление колокола всегда было большим событием для церкви и прихожан. Раньше верующие всем миром, то есть с каждого дома вскладчину, собирали на колокол и далеко не всегда сами могли решить, что они могут приобрести в свою церковь. Свободно распоряжаться кошельковыми деньгами прихожане не могли, так как все свои действия должны были согласовывать с Духовной консисторией. Благодаря необходимости согласовывать все действия с консисторией, сохранилась богатая документация о колоколах. Например, в 1843 г. приход Погостской Иоанно-Предтеченской церкви Слуцкого уезда в своем прошении в консисторию объяснял приобретение большого колокола, который своим звоном «оглашал бы вблизи живущих прихожан». Если его не слышно, то «по этой причине прихожане опаздывают на службу Божию». Согласие консистории было получено: из 111 рублей кошельковых денег разрешено использовать 100 рублей. К началу 1844 г. причт приобрел колокол весом 9 пудов, 6 фунтов.

В каждом номере церковных газет помещалась информация о пожертвованиях и освящениях колоколов, объявлениях письменного благословения Святейшего синода.

По случаю важных государственных событий не только отливали колокола, но и после праздничного богослужения во всех церквях Российской империи служили благодарственный молебен с коленопреклонением, а по окончании благословлялся целодневный звон.

Следующий период истории колоколов (1914-1987) разворачивался на фоне бурных общественно-политических событий: Первая мировая война, Вторая мировая война, борьба с религией и утверждение атеизма.

Церковные колокола для всех завоевателей представляли интерес как трофеи и стратегическое сырье для вооружения. Эвакуированные колокола

предоставлялись новостроящимся церквям российской глубинки во временное пользование. Так, газета «Томские епархиальные новости» за 1916 год публикует указ императора правящему архиерею Томскому и Алтайскому от 08 июня 1916 года о распоряжении эвакуированными колоколами, остающимися без употребления.

После окончания Первой мировой войны, население оказалось в сфере политических и социальных реформ, проводимым советским правительством. Антирелигиозная компания включала в себя репрессии против духовенства, разрушение церквей и монастырей, атеистическую пропаганду и иные способы ослабления влияния церкви - вплоть до физическо уничтожения служителей веры и богослужебных атрибутов. Всё это, по замыслу богоборцев, ставило целью вытравить из сознания людей веру, способствовать забвению религиозных традиций. «Глас» колокола воспринимался как пережиток прошлого. Богослужебный инструмент стремились любыми способами заставить замолчать: разбить, переплавить, умертвить. Антирелигиозная кампания была мощно поддержана со стороны советской прессы. Бывший профессор богословия В.П. Гидульянов в книге «Церковные колокола на службе магии царизма» писал: «С каждым годом насильнический звон этот становится все тише и тише. Наступило время, когда церковные колокола должны окончательно замолчать по всей земле СССР – безоговорочно уступив место трудовым гудкам фабрик и заводов».

Начало Великой Отечественной войны явилось препятствием к дальнейшему уничтожению Православной церкви в западной части СССР, однако лояльность захватчиков в отношении религии оказалась показной. Во многих приходах население приготовилось к встрече с врагом и успело спрятать церковные ценности. С риском для жизни верующие закапывали колокола в огородах, на кладбищах, опускали в реки и озера. Среди рассказов местных жителей есть удивительные истории о случаях, когда немцы не решились снять звоны. Так, по рассказу прихожанки храма Успения Пресвятой Богородицы Анны Григорьевны Климчук, 1936 г. р., из д. Паниквы Камецкого района Брестской области, когда оккупанты пришли в деревню и развернули свою карту, то сказали, что ни церковь, ни колокола здесь трогать нельзя.

В послевоенные годы, особенно в период правления Н.С. Хрущева по церкви был нанесен основной удар. В сентябре 1960 г. ЦК КПСС провел идеологическое совещание, на котором было решено ужесточить борьбу «с религиозными пережитками». В ноябре председатель Совета по делам Русской православной церкви В.А. Куроедов официально впервые внес предложение о запрещении колокольного звона.

Местные власти постоянно запрещали звонить в колокола и проводить богослужения. Например, в архивных документах имеется жалоба председателя сельского Совета д. Большие Жуховичи Кореличского района Гродненской области Козлова на имя уполномоченного по делам религий по Гродненской области Голубко от 5 апреля 1960 г.: «Исполком Жуховичского сельского совета Кореличского района сообщает Вам, что священник Б(ольшой) Жуховичской церкви гражданин Митько нарушает положение о

православной церкви… Он производил и производит службу в рабочее время, то есть не только в воскресенье, и не после работы и до работы, как ему предлагали, а днем. Особенно сейчас в период весеннего сева этот бой звонов и служба днем наносит вред колхозам, особенно женщинам. Вместо посадки огорода и картофеля, развозки навоза и т.д. бросают работу и идут на молебны…»

Но память о колоколах и церковном звоне, зовущем на службу Божию, уничтожить невозможно. Звон всегда живет в душе христианина.

Церковный колокол и его звучание представляют собой явление абсолютных, непостижимых тайн. Бесспорно, звук кампана принадлежит к духовному миру, он зовет человека к единству с Богом, «благовестит» радость великую, выражает торжество церкви. Символизм этого инструмента прослеживается и в звонарской терминологии: звонари не «играют» на колоколах, как другие исполнители, а «звонят» и «созывают».

Российский ученый Ю.Н. Рагс указывал, что изучение этого инструмента не состоится «без нужного состояния духа», в проводимых исследованиях «требование высокой духовности должно быть законом… это феномен, во многом непохожий на другие музыкальные явления. Он сам одухотворен. Это глас Божий, многовещий, нисходящий к народу. И конечно, он настраивает на высокий лад исследователя". Таким образом, исследователь, соприкасаясь с церковным кампаном, должен сначала подготовить себя духовно, быть православным христианином, и более того – богословом.

Звуки колокольного звона верующие воспринимают по-разному. Для одних – это звуковая поговорка: «Кто Бога любит, пусть идет в храм!»; «Любишь Бога, ходи в храм», для других - молитва «Господи, помилуй». Для третьих – звуковая информация: «Прошла наша красота, нет такой радости колокольного зво-на сейчас! Мы по звону понимали, что происходит в деревне. Без колокольного звона нет красоты.

Архимандрит Савва (Мажуко), игумен монастыря в г. Гомеле, считает, что «более оригинальной миссионерской деятельности, подобной колокольному звону, ещё никто не придумал. Нас, православных, иногда обвиняют в том, что мы мало говорим проповедей, но проповедь не всегда словесная, она может касаться фибров души, как апостол Павел говорит. Когда же звучит колокольный звон, то ни один человек не может остаться равнодушным».

Целительные и даже чудодейственные возможности колокольного звона подтверждает наука. О положительном влиянии звуков кампанов писал ещё академик В.М. Бехтерев, изучавший воздействие колокольного звона на нервную систему и кровообращение человека. Кандидат биологических наук Ф. Я. Шипунов констатировал, что «все вирусные заболевания: грипп, желтуха и т.д. в ультразвуковом диапазоне звучащего колокольного звона гибнут. Тифозная палочка при колокольном звоне гибнет в течение нескольких секунд.

Священник Вячеслав Ивашкевич, 1966 г. р., из г.п. Мир Кореличского района Гродненской области убежден, что именно благодаря колокольному звону ему не пришлось делать операцию по удалению миндалин. Иерей рассказал,

что учился в 1988 г. в Московской духовной семинарии, и заболело у него горло – гнойная ангина. В местном медпункте его осмотрели и сказали, что надо удалять гланды, потому что все запущено: Вернулся я к себе в спальню, а тут братия из монастыря возвращается, и мне говорят, мол, «ты что там отдыхаешь? Столько работы накануне праздника, накануне 1000-летия Крещения Руси». А я им в ответ, что у меня гнойная ангина и надо завтра ехать в Москву на операцию по удалению гланд. Они ответили: «Завтра поедешь, а сегодня мы тебя полечим! Собирайся, пойдем на колокольню, мы будем звонить, а ты держись за колокол двумя руками и стой». Я им ответил: «Я ж оглохну», но они уверили, что все будет хорошо! Стал я под большим колоколом ближе к стенке, и вот они звонят, а там только чувствуется щелчок, а звук уже за метров 15-20 идет, а под самим колоколом, кажется, вообще нет звука. Так я постоял, и отправили меня спать. Проснулся утром и пошел на электричку в Москву в больницу. Приехал, показал направление в больницу. Посмотрели меня врачи и так и эдак и спрашивают: «Чем лечил»? Кто же мне поверит, что колокольным звоном?»

Несение звонарского послушания отличается от мирских дел и трудов. Выполняют его в храмах люди верующие, богобоязненные, благочестивые, освящающие церковное дело непрерывной молитвой. К своему послушанию звонари относятся очень ответственно, о чем свидетельствуют их высказывания: «Славить Бога – это призвание»; «Колокольный звон - это особая ответственная молитва. Если недобросовестно отнесешься, например, по немощи, появляется страх Божий. Поэтому тем, кому приходится звонить, это большая ответственность, но и огромная радость для души»; «Звонарем может быть не любой человек, Это должно быть призвание, должна быть чистота души».

В начале XX века о каноничности звона, строящегося «по образу и подобию небесной музыки» и являющегося одним из многих видов литургического искусства, писал протоиерей и богослов праведный Иоанн Кронштадтский: «В церкви нашей нет никакого … обычая, обряда, которые бы устанавливались без соизволения Главы ея – Господа Иисуса Христа».

Таким образом, традиционные церковные колокольные звоны вошли в жизнь людей, став голосом храма, совести, Бога. Родные звуки умиротворяют, вселяют надежду, утешают в скорби. Думается, что сохранение традиционных колокольных звонов также важно как и сбережение памятников архитектуры.