Не так давно в моей жизни произошло неординарное событие. Мне было доверено настоятелем храма отцом Дионисием провести огласительную беседу перед Таинством Святого Крещения, так как ввиду праздников все батюшки оказались заняты. Как известно, огласительные и катехизаторские беседы разрешается проводить не только духовенству, но и мирянам. Конечно же, против этой просьбы у меня выдвинулся сразу целый отряд доводов, почему я не смогу провести эту беседу. Ну кого я могу учить и чему? Но батюшка на то и батюшка – вдохновил, подбодрил, всё обстоятельно разъяснил и я, взяв благословение, согласилась.

 

В храм я пришла чуть раньше, чтобы успеть помолиться и настроиться, всё-таки дело ответственное. Вскоре пришли те самые люди, с которыми мне предстояло провести беседу. Отец Дионисий поручил мне поговорить с каждым лично, один на один. Поэтому они выстроились в очередь и с интересом, а кто-то даже с тревогой, подсаживались на другой край лавочки и слушали, о чем я спрашиваю. Это была вторая беседа и мне предстояло узнать, что эти люди вынесли для себя из первой беседы, насколько они понимают, что такое Таинства Крещения, Исповеди, Причастия.

 

Признаюсь, у меня были некоторые ожидания, основанные на личном посещении огласительных бесед, когда мне в своё время предстояло стать крестной мамой. И ожидания мои оправдались. Во-первых, все пришедшие имели целью крестить своих детей либо стать крёстными родителями. То есть взрослых среди них, проходящих оглашение, не было, все уже оказались крещеными в младенческом или сознательном возрасте. Во-вторых, среди проходящих беседы не оказалось ни одного взрослого человека, который исповедовался хотя бы один раз в жизни. Я намеренно пишу только об Исповеди, потому как заботливые бабушки всё же водили некоторых из них на Причастие в детстве. На мой вопрос: «Почему же Вы никогда не были на исповеди?» отвечали, что некогда: дом, работа, дела или вовсе, что вера – дело исключительно личное и исповедовать свои грехи вовсе не обязательно. Выяснилось даже, что двое взрослых крестились не так давно, но каким-то образом при этом пропустили и Исповедь, и Причастие, а со дня своего крещения больше не были в храме.

 

На вопрос для чего они хотят крестить детей, сто процентов аудитории отвечали: «Чтобы ребёночек верил в Бога, ходил в Церковь, не совершал грехов, как родители». Ответ правильный, только почему же они сами не живут духовной жизнью? Какая-то нестыковка. Возможно, они и не осознают, что же их толкает крестить детишек, просто так делают все вокруг, сложившийся стереотип, хуже-то не будет. Примечательно, что ни один не сказал о желании спасения души своей или крещаемого. А ведь об этом все наши молитвы!

 

Я старалась донести взаимосвязь Таинств Крещения, Исповеди и Причастия. У кого-то взгляд становился внимательнее, кто-то ёрзал и мечтал поскорее получить «пропуск» к Таинству. Когда очередь подошла к концу, стало даже немножко грустно, я бы ещё побеседовала. Скажу только: очень грустно это, надеяться, что люди придут к Богу через причащение своих новокрещеных детей. Ведь эти взрослые уже являются поколением таких вот причащаемых в детстве детей, которые выросли, и в церковь которых теперь не загонишь. Это перевертыш с ног на голову и выглядит он также неестественно, как семьи в которых мама с папой спрашивают у младенцев, как им, взрослым, жить.

 

Очень хочется, чтобы эти люди, сменяющие друг друга каждое воскресенье на огласительных беседах, становились прихожанами нашего храма, но пока это скорее похоже на чудо. Я не увидела у них самого главного – поиска Бога, поиска хоть самых малых отношений с Ним, жажды истины. И, думаю, они не воцерковляются именно по этой причине, а не потому, что сильно заняты. Их итак всё устраивает, грехи не жгут совесть и мысли о том, что земной путь когда-то подойдет к финишу, старательно отгоняются.

 

Как исправить такое плачевное положение вещей? Может помогло бы увеличение числа бесед? Чтобы было не две, а, например, десять? Думаю, всё гораздо сложнее и не в количестве или качестве тут дело. Очень сложно дать хоть что-нибудь тому, у которого всё есть, которому не надо больше. Если сердце не откликается на слово благовестия, значит, это сердце закрыто для Бога. Когда по утру встает солнце, то от его первых лучей раскрываются бутоны цветов, листья поворачиваются к солнцу, птицы начинают петь. Так всё живое тянется к свету и откликается на него. Опыт присутствия или проведения таких бесед рождает какой-то дискомфорт в душе. Это выглядит так, словно солнце светит, а цветы упорно стоят закрытыми: час, два, день, а потом, так никогда и не распустившись, засыхают. Или дождь поливает плодородную землю, но на ней не всходит ни ростка. Или лес, в котором не слышно ни пения птиц, ни кузнечиков, а вместо этого стоит гробовая тишина.

 

Не зря Христом рассказана притча о сеятеле, который сеял семена в разные почвы, и плод принесло лишь то семя, которое упало в добрую почву. Как сделать её доброй без воли самого человека, как родить этот отклик? Вспоминаются слова Спасителя, которыми Он напутствовал Своих учеников: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет». (Мар. 16, 15-16) Сначала проповедь, от которой рождается вера, и только потом Крещение. Не сказал Он: «Кто не будет веровать и креститься, осужден будет», но только «кто не будет веровать, осужден будет». Вера имеет определяющее значение. Она не отделима от поиска Бога, и ищущий обязательно встретит Его.

 

Олеся Мазалова